О проекте

Я не родилась с букварём в руках

Вместе с камешками и хрустящими фантиками из карманов детства выскочили многие воспоминания. Избирательная память оставила только самое-самое.

Помню две детские книги. Под обложкой цвета зеленки, на тонкой серой бумаге «Волшебник изумрудного города» А. Волкова. В парадной суперобложке и добротном переплете, но с каким-то недетским модерным оформлением сборник сказок Андерсена. Его купила мама в универмаге «Кострома». В комплект к сказкам почему-то шёл танк. Танк для девочки. Он тоже грузно въехал в память и застрял.

Стратегический проигрыш

Помню 1 сентября 1995 года лучше, чем любое другое. После торжественной линейки нам выдали учебники и сообщили, что завтра — проверка техники чтения. Нерасторопная девочка Женя напряглась. Дома сказали: «Не встанешь из-за стола, пока не прочитаешь весь учебник по чтению за 3 класс!» Результат на следующий день был слов на 15 лучше обычного. Но эта лже-победа на 5 лет уничтожила мой интерес к книге.

Мы выбираем

Десятилетие ожидания рейса из школы — домой на автовокзале у киоска «Пресса». Его витрина гипнотически держала меня. Не только от скуки читала заголовки и анонсы на первых полосах газет и журналов. Из интереса. Истории с детскими журналами по подписке со мной не случилось, увы. В сельской библиотеке брала «Марусю» и копила на «Cool girl». Не этот ли эпизод повлиял на выбор будущей профессии? Я готовилась к поступлению на факультет иностранных языков, но буквально за три месяца до вступительных испытаний меняю выбор в пользу филологического, отделения журналистики.

К 10 классу я та школьница, что на линейках получает грамоты за победу в конкурсах сочинений, шпарит эссе за себя и того парня, который даёт списать алгебру. Читаю в оригинале Эдгара По и пишу рефераты по творчеству Пушкина.

В экзаменационном билете по литературе мне попадаются два поэта: Некрасов и Маяковский. Читаю наизусть, анализирую и заставляю профессоров кафедры удовлетворенно улыбаться. Все вступительные на отлично и я на филфаке.

И швец, и жнец

С первого курса совмещаю учебу с работой в газете. Со второго плюсом начинаю преподавать в центре детского творчества основы журналистики для старшеклассников. И это продолжается 7 лет. Мы издаём городскую молодежную газету “Диалог”, замахиваемся на проект интернет-газеты “ИВДИ” и с успехом его реализуем. На последних курсах жизнь моя подчинена такому графику: первую половину дня учусь, потом тружусь редактором газеты о межнациональных отношениях, вечером веду занятия со школьниками, в ночи редактирую их тексты и готовлюсь к семинарам. К слову, профориентация и я в роли педагога были эффективны. Мои ребята ежегодно поступали на факультеты журналистики вузов России, в том числе: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Российский государственный гуманитарный университет, Санкт-Петербургский университет кино и телевидения, НИУ Высшая школа экономики.

За совмещение отличной учебы с активной профессиональной деятельностью мне назначают президентскую стипендию, которая служит большим подспорьем для человека, который с 17 лет на самообеспечении.

Журналистика, bye-bye

Журналистская деятельность прекращается вместе с университетской жизнью. Раздаётся телефонный звонок и меня приглашают на собеседование на должность специалиста регионального департамента культуры. Остаюсь там. И одна из моих служебных обязанностей — координация деятельности областных библиотек. Начинаю вникать в библиотечное дело, разбираться в вопросах комплектования книжных фондов, взаимодействовать с Союзом писателей, болеть душой за каждую сельскую библиотеку, которую закрывают волевым решением местной власти из-за отсутствия возможности содержать… Впрочем, вернёмся к чтению.

Настоящий читатель растёт

Настоящим читателем меня сделали не школа и филологический факультет, а материнство. Детским чтением увлеклась 11 лет назад, с появлением моего старшего ребёнка. Сама же читать взапой, для удовольствия начала, когда отправилась в первый отпуск по беременности и родам. Так отчетливо помню себя необъятную, на 8 месяце беременности, возлегающую на кровати, в окружении «Доктора Живаго», двухтомника «Домби и сын» и “Дара” Набокова.

Потом спонсором моего чтения стало кормление грудью. Боже! В общей сложности я кормила и читала 5,5 лет, поскольку детей у меня четверо.

Когда старший ребенок пошёл в первый класс, за мое существо руками, ногами и звенящим воплем сражались неугомонный двухлетка и младенец-грудник. Такая блажь, как учить уроки с ребёнком была мне не по зубам. И если бы я впустила в свою жизнь чудище «совместные полночные бдения над учебниками», то попрощалась бы со сном.
Соломки подстелила интуиция за 3 года до школы. Я начала учить ребёнка читать. Сын оказался к делу этому способным и к 7 годам уже самостоятельно кушал крупные литературные формы. Ещё в дошкольный период с ним случился и Волков, и Драгунский, и Дефо.

Можно бесконечно бить в бубен, рвать на рубахе пуговицы, умничать на тему супер-пупер технологий, но! Чтение как было, так и остаётся базовым навыком, основой обучения. Без умения читать все также невозможно обучение в современной школе.

Читающим человек становится в результате множества разных внутренних причин и внешних обстоятельств. Но разве родители и другие близкие взрослые ребенка не являются одним из важнейших обстоятельств его жизни? Поэтому мы можем и должны делать что-то такое, что способствует превращению чтения в привычку, в такую форму общения, без которой нельзя обойтись.

Этот сайт — мое стремление навести мосты между детьми книгами, помочь родителям в деле приобщения нехочух к чтению, вдохновить на семейное чтение и предложить те книги, которые буквально влюбляют в себя детей.

С уважением,
Евгения Афанасова